пятница, 8 декабря 2017 г.

Величие души Лонгфелло

В девятнадцатом веке Марк воплощался Генри Уодсвортом Лонгфелло, самым популярным американским поэтом своего времени. И есть одно качество, которое сияет особенно ярко в поэзии Лонгфелло, это сердечность. Однако, не каждый, кого восхищает его поэзия, догадался бы, что трагедия была частью жизни поэта.

Его юная, нежная и умная первая жена умерла от болезни, прожив с мужем всего лишь четыре года. До самого конца он верил, что она поправится. Борясь с депрессией, вызванной её смертью, он написал одно из своих самых чудесных стихотворений - «Псалом Любви».

Спустя семь лет он снова женился, и у него родились два сына, а затем дочь, которая умерла во младенчестве. Несколько месяцев поэт чувствовал, что его способность любить и быть счастливым умерла вместе с ней. Позднее у него и его жены родились три дочери. Когда Лонгфелло находился на вершине своей славы, трагическая смерть второй жены снова повергла его в скорбь.

Несмотря на то, что горестные воспоминания возвращались к нему на протяжении всей жизни, Лонгфелло героически сносил свои потери. Он посвятил себя переводу «Божественной комедии» Данте, и это был лучший перевод того времени.

Современник Лонгфелло нарисовал замечательный портрет величия его души. Вот что он пишет:

«Возможно, самыми выдающимися чертами характера Лонгфелло были его отзывчивость и благотворительность. Несмотря на свою занятость, он всегда находил время сделать то, о чём его просили, никогда не был слишком занят, чтобы принять посетителя, ответить на письмо или помочь словом и делом любому, кто нуждался в поддержке.
Его акты благотворительности, хотя и сохранявшиеся в тайне, были многочисленны и щедры. О нём совершенно правдиво можно сказать: «Он шёл, повсюду творя добро».
Скольким опечаленным сердцам он являлся как ангел, своим глубоким голосом пробуждая гармонии надежды там, где были отчаяние и тишина! Скольким молодым литераторам, обескураженным неудачей своих первых шагов, он принёс утешение и вдохновил на новые, более высокие усилия!
Вся его жизнь была наполнена той симпатией, той любовью, что многострадальна и не завистлива, что прощает до семижды семи раз, а если нужно – ещё больше».

Мне бы хотелось, чтобы мы могли сказать, что, подобно Марку, все члены нашей Церкви говорят на одном языке любви и величия души. Мне бы хотелось, чтобы наше святилище стало небом, где люди всех профессий, всех религий и всех культур могут собраться вместе и чувствовать себя как дома.
Жемчужины Мудрости Том 40 № 4
Лекция Элизабет Клэр Профет


четверг, 7 декабря 2017 г.

Величие души Бонавентуры

В тринадцатом столетии Марк воплощался святым Бонавентурой – отцом церкви, признанным философом и богословом. Он был известен как «князь мистиков». Бонавентура отличался величием души. В молодом возрасте, в 35 лет его избрали главой ордена францисканцев. Вскоре после этого он был призван стать миротворцем ордена, так как тот был разделён на сторонников неизменной строгости и тех, кто хотел смягчить некоторые правила.

В книге «Жизнеописания отцов, мучеников и других основных святых» преподобный Альбан Батлер пишет: «Бонавентура не так давно появился в их среде, но силой своих увещеваний, мягко и с любовью, он восстановил совершенный покой. И всё братство пошло за этим новоявленным Иисусом Навиным в едином порыве, единодушно по единому пути».

Положение главы ордена позволило Бонавентуре быть ещё более великодушным, более щедрым. Однажды, вернувшись в Париж, он посетил несколько монастырей. Батлер говорит: «Повсюду он продемонстрировал, что принял главенство лишь для того, чтобы стать самым смиренным, самым отзывчивым, самым сострадательным из всех братьев и слугою всего своего ордена». Поистине, он был тем, кого сейчас называют «лидер-слуга».

Бонавентура учил, что истинное величие душа обретает в исполнении мелких ежедневных обязанностей. Батлер пишет: «Святой Бонавентура относил совершенство христианской добродетели не столько к героическим делам религиозной направленности, сколько к хорошему исполнению обычных дел».

Этот святой сказал: «Наибольшего совершенства верующий достигает, делая обычные дела совершенным образом». Постоянная преданность в малом - это «великая и геройская добродетель».
Жемчужины Мудрости Том 40 № 4
Лекция Элизабет Клэр Профет


среда, 6 декабря 2017 г.

Величие души Саладина

В XII веке Марк воплощался Саладиномвеликим мусульманским правителем, покорившим и объединившим исламский мир. Чарльз Роузболт сообщил нижеследующее о беспримерном величии души Саладина.

Случилось так, что один из его подданных по имени Омар возвёл на Саладина обвинение. У Омара был раб, который сбежал, украв деньги. Омар думал, что раб умер, а Саладин присвоил эти деньги. Тогда он обвинил Саладина, требуя возместить ущерб.

После долгих слушаний по этому делу обнаружилось, что умерший не был рабом Омара. Человек более низменного образа мыслей, нежели Саладин, привлёк бы к наказанию Омара за ложное обвинение, но ответ Саладина был великодушен. Он приказал выдать Омару богатое облачение, а также некую сумму денег, которая покрыла бы все расходы.

Председатель суда отметил: «Примите во внимание подчинение Саладина установлениям, предписанным законом, его способность отказаться от своей гордости и его великодушие, явленное там, где он по справедливости мог потребовать наказания».

В другой раз, во времена крестовых походов несколько человек из войска Саладина прокрались в христианский лагерь и захватили богатую добычу. Это было обычным делом в ту пору. Среди захваченных пленников была маленькая девочка. Её мать потеряла голову от горя. Она явилась в лагерь Саладина, рыдая, разрывая на себе одежды, бия себя в грудь.

Через толмача она объяснила Саладину, что произошло. Тот немедленно приказал обыскать лагерь. Не прошло и часа, как пропавшая девочка нашлась. Когда мать увидела её, она бросилась на землю, лицом в пыль, и рыдала так горестно, что сострадательные свидетели, включая султана, плакали вместе с ней.

Впоследствии, что демонстрирует чувство справедливости Саладина, он уплатил выкуп человеку, похитившему девочку. Ибо тот был вправе сделать это. И она была бы продана как рабыня в какой-нибудь мусульманский дом. Но как султан, имевший права на всю военную добычу, Саладин мог забрать ребёнка, ничего не заплатив за него.

Во время третьего крестового похода Ричард Львиное Сердце принял решение сразиться с Саладином, чтобы вернуть себе господство над Палестиной. Отношения между этими двумя благородными душами в гуще той кровопролитнейшей войны вновь свидетельствуют о величии души Саладина.

Однажды, увидев Ричарда на поле брани без лошади, Саладин послал ему боевого коня, ибо ему было «жаль, что столь доблестному воину приходится сражаться пешим».

На следующий день силы Саладина сломили сопротивление войска Ричарда. Ричард, который к тому же был тяжко болен, просил мира. Историк Уилл Дюран пишет: «Мечась в лихорадке, Ричард просил фруктов и прохладительного питья. Саладин послал ему груши и персики, снег и своего врача». После этого был подписан мирный договор на три года, а территория поделена.

Дюран утверждает: «Обычно Саладин был великодушен со слабыми, милосерден к побеждённым и настолько превосходил врагов в верности своему слову, что христианские летописцы изумлялись, как такая «неверная» религия могла породить такого благородного человека».

Роузболт приводит интересное свидетельство великодушия Саладина: «Завоевав огромные богатства, он умер в такой бедности, что не хватило денег уплатить за похороны. Он раздаривал целые провинции, а себе, как писал его секретарь, «не оставил ни добра, ни домов, ни недвижимости, ни сада, ни деревни, ни земли, ни какой-либо собственности». В его сокровищнице осталась одна финикийская золотая монета и сорок семь серебряных».

Незадолго до своей смерти Саладин дал совет сыну: «Если я и стал великим, то лишь потому, что завоевал сердца людей добротой и мягкостью».
Жемчужины Мудрости Том 40 14
лекция Элизабет Клэр Профет